Крымский филиал СПБАА является единственным официальным представителем академии в Республике Крым!

Астрологияпрофессионально
Санкт-Петербургская астрологичвеская академия в Крыму
Гомеопатический рецептурник

vronskii"Успех любого врача-гомеопата зависит от правильного подбора лекарственных, средств, знания и умения пользоваться нужной и соответствующей шкалой деления..."

Д-р Вронский

                                  

ОТ АВТОРА

Это случилось во вторник 20 октября 1936 года во время лекции. К нам зашел ректор института и сказал, чтобы после занятий я зашел в его кабинет. Ток я и сделал. Там кроме него находились еще двое неизвестных мне лиц, один из них и гражданском, а другой в униформе вермахта в чине оберста (полковника). Я поздоровался, и мне велели сесть напротив них. Точный разговор между нами я уже не помню, но приблизительно он был таким:

"Господин Вронский, вы здесь считаетесь одним из самых способных студентов. Вас уже зачислили преподавателем для первокурсников, вы увлечены работой в студенческом научном клубе, вы уже начинаете подготавливать материалы для диссертации... Что это такое, не из "вундеркиндов" ли вы?". Я молчал. "Не стесняйтесь. Мы к вам весьма расположены, ибо нас интересует и ваш талант, и ваша преданность науке и Великой Германии... Все досье о вас очень положительны, вы закончили Миллеровскую гимназию с золотой медалью, вы поступили в наш университет с такими обширными познаниями, что даже шокировали членов педагогического совета, вас выбрали в числе первой десятки нашего института но данным вашего гороскопа... Это же просто прекрасно. Кроме того, ваш бывший шеф господин Фридрихсоп дал прекрасную характеристику, которая нас также обнадеживает". Я все еще молчал, ибо с ранних лет имел привычку только слушать, когда со мной говорят люди старше но возрасту или выше по чину. "Руководство института очень довольно вами и вашими способностями и успехами, и даже вашей личностью как таковой. Такую же прекрасную характеристику мы получили от двух ваших преподавателей - тибетских лам. Дальнейшая ваша судьба, как вы сами прекрасно понимаете, находится в ваших руках, а в наших интересах, чтобы вы начали нам служить уже сегодня, сейчас. С этого года вы освобождаетесь от уплаты за учебу как в университете, так и в институте. Эту заботу на себя берет великое государство в лице Военно-медицинской академии, в распоряжение которой вы переходите с нового 1937 года".

Оберст замолчал, и разговор продолжил человек в штатском: "Итак, господин Вронский, вы согласны с тем, что слышали от господина оборота? Мы можем продолжить начатый с вами разговор?". "Я согласен, господин..." И он назвал свою фамилию, должность и место работы.
Оказалось, что он является весьма большим начальником, который заведует одним из отделов Управления всех тюрем и концлагерей Германии. Он продолжил: "Вы согласны работать в нашей системе?". Я ответил:

"Я согласен работать там, где я нужен и куда меня пошлют интересы Великой Германии"
Они все улыбнулись, а затем человек в штатском сказал: "Вот такой ответ мы от вас и ожидали. Вы хотя и выходец из дворянского рода славян, но по духу настоящий ариец. Нам таких бы побольше... По окончании института вы получите лейтенантский чин медицинской службы вермахта. Ваша ближайшая задача - досконально изучить и профессионально разобраться в трех следующих предметах: во-первых, в биорадиологическом методе лечения; во-вторых, в гомеопатической терапии;
и в-третьих, в астрологии. После нового года вы уже будете работать у нас на окладе, но одновременно вы продолжите учебу и в университете, и в институте. Вы согласны?". "Согласен". На этом наш разговор был закончен, я был свободен и мог уйти. Вечером того же дня к нам в научный клуб зашел ректор, позвал меня, пожал руку и сказал, что он мною очень доволен и во мне не ошибся. С этого дня я усиленно начал заниматься и биорадиологи-ческим методом лечения, и гомеопатией, и астрологией. С 1937 учебного года я стал старшим преподавателем, с 1938 года - доцентом, а с 1939 года - профессором.

22 февраля 1937 года за мной приехал большой черный лимузин. Меня отвезли в политическую тюрьму на Плецензее, где меня встретили несколько лиц в белых халатах. В одном из помещений было оборудовано пять палат. Мне сказали, что этим отделением буду заведовать я. Сопровождающий представил меня как коллегу. Все происходило очень деликатно, даже подчеркнуто вежливо. Показали также и мой кабинет, где я буду не только работать, но и жить. Представили мне людей, которые будут мне лично подчинены. Один из них был инженером широкого профиля, а двое - медицинские сестры. В этот же вечер я перебрался в отделение. Как долго, на какой срок, тогда еще понятия не имел, но к своим обязанностям я подготовился очень тщательно. Своему инженеру, с которым позже я подружился по-настоящему, я приказал переоборудовать палаты согласно моим предложениям'. Этот инженер был человеком умным, трезвым, очень эрудированным и талантливым, с умом философского склада, а в профессиональном смысле просто гениальным. Для военной службы он был непригоден, ибо вместо одной ноги у него был протез. Ногу он потерял в молодые годы в Африке, где ее разорвал крокодил. В моем отделении было все, что требовалось для успешного лечения: и светотерапия, и музыкотерапия, и смехотерапия, и лаборатория для анализов, и аптека для фитотерапии и для приготовления гомеопатических лекарств и многое другое.

Действительно, Военно-медицинская академия средств не жалела, в этом я скоро убедился. Что я просил, то они мне давали. Их интересовали лишь результаты лечения. А я изо всех сил старался оправдать не только самого себя, но и все применяемые мною научные методы. И это мне удалось. В 1940 году я защитил диссертацию и получил ученую степень доктора философии, а в 1941 году мне без диссертации присвоили степень почетного доктора медицины. И еще несколько слов. После того, как палаты были приведены в порядок, я получил 20 онкологических больных, из которых четверо были еще детьми и подростками, четыре женщины и двенадцать мужчин.

1-ая палата была для детей. У них всех был рак крови. Все были выписаны как здоровые и отданы родственникам или знакомым, так как их родители были либо расстреляны, либо находились в концлагерях.

2-ая палата. Здесь находилось трое мужчин с диагнозом рака легких. У самого молодого из них, Фрица Шилла, 32 года, был эпидермоидный рак бронхов, с почти полностью закрытым просветом ветви правого бронха и ателектазом соответствующего участка легкого. Остальные двое - Альфред Кнопф, 38 лет, и Иоганн Пельцер, 57 лет, - имели недифференцированный рак бронхов, уже захватывающий паренхиму легкого, с метастазами в лимфоузлах. Шилл и Кнопф были выписаны как выздоровевшие после 6 и 8 циклов лечения и отпущены на свободу. Самый старший, Пельцер, скончался на 4-ом месяце лечения после перелома ребер и последующей двусторонней пневмонии.

3-я палата. У пятерых больных был рак желудка пилорического отдела. Двое из них - Курт Лозе, 57 лет, и Вальтер Шнепс, 62 года, с метастазами в печени, - скончались, первый - на 8-ом месяце лечения, второй - на 22-ом месяце. Трое остальных - Иоганн Шварц, 48 лет, Иоганн Мюллер, 49 лет, и Вильгельм Шпац, 52 года, - были выписаны как выздоровевшие соответственно после 6-го, 7-го и 10-го циклов лечения и отпущены на свободу.

4-я палата. Здесь находились четверо мужчин с диагнозом рака желудка и пищевода кардиальной части желудка, в возрасте от 51 до 59 лет. Все они были выписаны как выздоровевшие после 6-10 циклов лечения и отпущены на свободу. Это были: Курт Мозер, 51 год, Эрнст Клейн, 51 год, Вольфрам Гнедич, 53 года, и Фриц Шперлинг, 59 лет.

5-ая палата. Здесь были четыре женщины. Бригитта Шеер, 46 лет, диагноз - модулярный рак молочной железы, выписана как выздоровевшая после 3-х циклов лечения и освобождена. Анна Шенманн, | 46 лет, с диагнозом скиррозный рак с множеством метастазов, скончалась на 23-м месяце лечения. Гертруда Тимм, 51 год, рак шейки матки типа аденокарценомы влагалищного варианта вследствие долголетней эрозии, была выписана как выздоровевшая после 6-ти циклов лечения и отпущена на свободу. Четвертая - Хильда Шульц, 52 года, с диагнозом рака желчного пузыря вследствие долголетней желчнокаменной болезни, - была выписана как выздоровевшая после 6-ти циклов лечения и отпущена на свободу. Вот именно за эту работу, как и за комплексный рецептурник по гомеопатии и фототерапии, который я вам здесь предлагаю, мне и присвоили степень доктора медицины гонорис кауза.

Кроме уже сказанного, в моем распоряжении были все арестованные, которые находились в этой тюрьме. Я имел право вести с ними экспериментальную работу по применению гомеопатических лекарственных средств. Эта работа проводилась исключительно по добровольному согласию больных. Здесь ярко проявили свое воздействие на больных и здоровых людей мои гомеопатические 'комплексы, поэтому довольны были как начальство, так и больные. А больные потому, что у меня был договор с академией и тюремным начальством о том, что все выздоровевшие и принявшие испытания будут из тюрьмы освобождены.

ОТ ВРАЧА-ГОМЕОПАТА ТРУБАЧЕВА ИГОРЯ ДМИТРИЕВИЧА

Уважаемый читатель! Перед Вами замечательный труд С. Вронского, который спустя более 50 лет после написания выходит в свет, чтобы стать пособием в руках врачей-гомеопатов. Эта книга раскрывает новую грань таланта доктора медицины и философии, биорадиолога-психотерапевта, космобиолога и психолога С. Вронского, с которым мы знакомы по книгам "Астрология. Суеверие или наука?", "Астрология о браке и совместимости", "Астрология о выборе профессии" и др.
"Гомеопатический рецептурник" С. Вронского будет полезен каждому практикующему врачу-гомеопату, более того, каждому медицинскому работнику, так как в нем охвачены все патологические состояния и их лечение гомеопатическими методами и фототерапией.

В книге широко освещена патология внутренних болезней: сердечнососудистые и бронхолегочные заболевания, заболевания желез внутренней секреции, обмена веществ и органов движения, заболевания печени и желчных путей. Отдельными большими разделами представлены:
офтальмология, отоларингология, гинекология, фтизиатрия, онкология, урология, психоневрология и кожно-венерические заболевания. Врачи, владеющие помимо своей основной специальности еще и гомеопатическими методами лечения больных, в своей практике смогут использовать лекарственные комплексы С. Вронского, которые были подобраны с учетом модальности, морфологических, физиологических и конституционных особенностей. Все лекарственные комплексы - это результат большой многолетней практики, опыта и наблюдений с предварительной проверкой на совместимость и эффективность действия.

В настоящее время гомеопатия неоднородна и характеризуется наличием нескольких школ. Всех современных гомеопатов можно разделить на унитаристов и плюралистов.
Плюралисты допускают одновременное или последовательное назначение нескольких лекарственных средств, охватывающих как можно большее число выявленных у больного симптомов и нарушений. Унитаристы считают, что при лечении любого больного необходимо использовать только одно, но абсолютно точно подобранное лекарство. Отличие этих методов состоит лишь в тактике лечения, так как оба они базируются на основополагающем гомеопатическом принципе - принципе подобия и использования малых доз. В своем "Гомеопатическом рецептурнике" С.Вронский выступает как "чистый" гомеопат-плюралист. В настоящее время ряд врачей в своей практической деятельности оправданно пользуются одновременно как тем, так и другим методом. От всего сердца хочу поблагодарить доктора медицины С. Вронского за то, что он решил опубликовать свой труд "Гомеопатия", и с уверенностью могу сказать, что рецептурник станет настольной книгой врачей-гомеопатов.

И. Трубачев

"У одного и того же бального могут с успехом применяться многие лекарства, из которых некоторые имеют сходство с болезнью, а другие - противоположны ей ..."

Гиппократ.

Основные положения гомеопатии подтверждаются многолетними наблюдениями практической работы врачей-гомеопатов многих стран мира. "Лекарственные средства, применяемые по принципу подобия, направлены на мобилизацию компенсаторных механизмов организма, и в этом заключаются их лечебные свойства ..."

Д-р В. Персон.

И биологической наукой, и медицинской практикой подтверждено, что в процессе гомеопатического лечения доминируют механизмы, аналогичные механизмам иммунизации и вакцинотерапии. Вот, что пишет известный немецкий физик д-р Траубе: "... степень раздробления лекарства является решающим моментом для обнаружения его действия, и поэтому в основе гомеопатических воззрении лежит здоровое зерно, соответствующее данным коллоидной химии."

Д-р. Ганс Мух и фармаколог Шульц подтвердили, что:

"... между гомеопатией и иммунологией много общего, как в смысле подтверждения принципа подобия, так и эффективности микродоз." "Наблюдения и размышления - постоянный источник новых идей в гомеопатии и часто ориентация на химические свойства помогает врачу найти эффективное лекарство ..."

Врач-гомеопат Т. Попова.

"К вопросу о дозах и концентрациях различных веществ нельзя подходить односторонне и шаблонно, так как в одних случаях требуется применение специфически действующих веществ в массивных дозах, в других же - для специального действия достаточно минимальных количеств ..."

Проф. В. Калашников.

"... сообразность лекарства с каким бы то ни было случаем болезни обусловлена не только гомеопатичностью его, но также и надлежащим количеством, надлежащей малостью приема."

Д-р С. Ганеман.

"Принимая реальность закона подобия за данное, не подлежащее сомнению, врач-гомеопат избирает лечебный агент, наиболее совпадающий по своему патогенезу с наблюдаемым патологическим случаем, и немедленно его применяет..."

Д-р В. Дункель.

 abdomen